| Ru | En | Подписка | 

Петербургский благотворительный фонд культуры и искусства «Про арте»
 Значек Vimeo 3.png Instagram.png  

Школа культурной журналистики

30.11.2016

Не Я (арт)

Автор:  Карасева Наталья


«Моё я. Автопортрет в собрании Русского музей», Русский музей, Санкт-Петербург.

В корпусе Бенуа открылась выставка «Моё я. Автопортрет в собрании Русского музея». Подражая расхожей метафоре о том, что автопортрет это зеркало личности, можно сказать, что выставка в корпусе Бенуа – отражение истории русского искусства. Экспозиция, впрочем, доказывает, что канон той или иной эпохи оказывается сильнее творческих устремлений одной личности. 

1.jpg  
Вид экспозиции. Фото автора.

Выставка «Моё я» собрана с типичной для Русского музея гигантоманией: работ в залах так много – почти три сотни, что к концу осмотра зритель чувствует пресыщенность визуальной информацией. Кроме того, под каждой работой есть подпись, уточняющая нюансы биографии автора и поясняющая место конкретной работы в его творчестве. По-началу сопоставление увиденного и прочитанного кажется увлекательным: например,
Владимир Стерлигов исполняет свой портрет по канонам собственной живописной системы и называет его «Здравствуйте!» в честь готовящейся первой официальной экспозиции своей живописной школы в 1967 году, обозначив восклицательным названием торжество момента признания. Однако к завершению экспозиции чтение всех этикеток только утомляет. 

Открывает выставку первый отечественный автопортрет – в 1729 году Андрей Матвеев изображает себя с женой, подчеркивая равенство себя и супруги в духе гуманизма эпохи Просвещения. Кстати, после этого смелого шага, женщина надолго исчезает из этой летописи. Лишь изредка мужскую портретную галерею разбавляют художницы. Среди них первая женщина-портретист, художник-любитель Екатерина Чухачева, написавшая себя в начале XIX века. Более прославленные – Зинаида Серебрякова, Анна Остроумова-Лебедева, Ольга Тобрелутс, и молодые авторы – Маша Ша, Алена Терешко или Юлия Застава. 

2.jpg 
Илья Репин. Автопортреты. Фото автора.

Автопортреты занимают свое место в залах согласно искусствоведческой хронологии: еще не осознающие своей индивидуальности художники XVIII века изображают себя в своей профессиональной роли – с кистями и палитрами. За ними следуют взъерошенные романтики начала XIX столетия – Орест Кипренский и Алексей Венецианов. Социальная патетика передвижников не дает развиться автопортрету. Только два изображения Ильи Репина (1894 г., 1923 г.) отражают его личные переживания о своих художественных достижениях на пороге 50 и 80-летия. Наоборот, мирискуссники – Бакст, Бенуа, Сомов – делают изящные графические зарисовки. Их пренебрежение канонами прокладывает путь модернистам и авангардистам, главного из которых – Малевича - на выставке почему-то нет, хотя в коллекции Русского музея его автопортретов насчитывается, как минимум, три. Дальше двадцатый век пестрит новым языком 1920-х, попытками скрыться от соцреализма хотя бы в автопортретах, персональными мифологиями нонконформистов и панк-эстетикой 1990-х. Стремительная смена стилей и течений заканчивается уже в новом тысячелетии, когда художники для исследования своей идентичности – персональной, а не художественной, обращаются к новым медиа – цифровому коллажу, видео и анимации. В итоге, автопортрет превращается из изначального изображения своей принадлежности к цеху художников в безграничное размышление над собственным образом жизни, национальной, гендерной и многими другими идентичностями. 

Надо сказать, что портрет сегодня – это доступный способ рассказать о культурных процессах. Самый известный на западе период русской культуры – XIX век с Достоевским, Тургеневым и Мусоргским был недавно проиллюстрирован в Лондоне на выставке «Россия и искусство: Век Толстого и Чайковского» именно через портреты. На авто, но кисти того же Ильи Репина, Валентина Серова и еще нескольких живописцев, изображения которых можно увидеть в Корпусе Бенуа. Экспозиция в Национальной портретной галерее делает акцент на персональный вклад каждого из культурных героев в продуктивный «Золотой век».  

Попадая на «Моё я» остановиться на отдельных именах едва ли возможно: и известные, и не совсем знакомые, они сливаются в череду искусствоведческих тегов – от «Романтизма» до «Постмодернизма», от «Классицизма» до «Сурового стиля». Хотя каждая работа по отдельности предельно внятно рассказывает о своем авторе и достаточно честно отражает его индивидуальные замыслы, все вместе они сливаются в безымянный поток иллюстраций отечественной истории искусства. Для ревизии собственных знаний по предмету это, возможно, и не плохо, но едва ли заслуживает названия «Моё я» - в этом бесконечном потоке художественное «Я» стирается вовсе, а громче всех звучит «Я» бездонной коллекции Русского музея.

Следуя образовательным устремлениям, музейщики могли рассказать историю русского искусства в лицах куда лаконичнее. Пригодной для восприятия экспозиция станет после отказа от работ, настойчиво иллюстрирующих одни и те же направления в изобразительном искусстве, оставив больше воздуха для отдельных имен. Экспликации, в таком случаем, можно расширить, упомянув и то, как работа попала в коллекцию музея. Ведь сегодня «я» автора продолжает существовать именно в публичном пространстве музея. 


События программы


События 1 - 31 из 31
Начало | Пред. | 1 | След. | Конец По стр.

Новые рецензии

30.11.2016
А-Астрид (кино)

30.11.2016
Волшебный мертвяк Инди-Робинзон или как важно быть откровенным (кино)

30.11.2016
Очумелые ручки (кино)