| Ru | En | Подписка | 

Петербургский благотворительный фонд культуры и искусства «Про арте»
 Значек Vimeo 3.png Instagram.png  

Школа культурной журналистики

19.10.2016

Непрекращающийся процесс книги (арт)

Автор:  Карасева Наталья


Выставка книжной графики Гаги Ковенчука в Библиотеке книжной графики, Санкт-Петербург.

В библиотеке книжной графики открылась выставка Георгия «Гаги» Ковенчука. Несмотря на то, что экспозиция явно оставляет за скобками огромный массив иллюстраций графика, она дает понять как много и осмысленно работал художник. В центре внимания здесь – непрекращающийся творческий процесс, когда работа над одной книгой длится годами, а через десятилетия издание переосмысливается вновь. 

Художник родился в Ленинграде в 1933 году, в 1960-м окончил Факультет графики института имени И. Е. Репина, а к началу 1970-х, по его собственным словам, в городе не осталось ни одного издательства, с которым он к тому времени не сотрудничал. Плакаты для «Боевого карандаша», иллюстрации в детских журналах «Костер» и «Мурзилка», в литературной «Нева» - за десять лет Конвенчук проделывает путь от социальной сатиры к книжной иллюстрации, который, пожалуй задает динамичный ритм его творческому развитию.

1.jpg 
Иллюстрации к пьесе Владимира Маяковского «Клоп». Фото автора.

Выставка начинается с эскизов и иллюстраций к книгам разных лет. Здесь ироничная графика к «Записным книжкам» Ильфа, который в отдельных фразах запечатлел абсурдную действительность времен НЭПа. Ковенчук переложил каждый микросюжет в лаконичный красно-черный росчерк, задействовав фрагменты узнаваемой типографики того времени. В витрине рядом - финальный вариант обложки издания (1965 г.), который можно сравнить с первоначальными эскизами. Такое же упражнение стоит проделать с обложкой детской повести Сергея Вольфа «Хороша ли для вас эта песня без слов?» (1987 г., «Детская литература»). На выставке к ней представлено четыре подготовительных эскиза. Все они рассказывают о постепенном рождении конечного варианта, где от первой идеи не осталось и следа: белый парус в итоге превращается телефонную будку в свете ночного фонаря. 

 2.jpg 
Эскизы иллюстраций к книге Сергея Вольфа «Хороша ли для вас эта книга без слов». Фото автора

3.jpg  
Обложка книги Сергея Вольфа «Хороша ли для вас эта книга без слов». Фото автора

Еще интереснее наблюдать за ходом продолжительной работы Гаги Ковенчука над сатирической пьесой Владимира Маяковского «Клоп» (1974 г.). Растянувшись по стене, подготовительные зарисовки 1960-70-х годов соседствуют с теми листами, которые увидели свет в 1974 году после долгих и мучительных согласований оформления с издателями и цензурными органами. Иллюстрации Ковенчука успели обвинить в формализме: художник дал волю шрифтам, как это делали сами футуристы в своих авторских книгах; буквы стали изображением, создавая своим расположением целые фигуры и эмоциональные ударения в каждом из разворотов. В черновиках постоянно что-то исчезает и появляется: диалоговое облако изо рта певца Олега Баяна в следующем эскизе превращается в силуэт его шевелюры, нездоровый румянец Пьера Сыпкина сменяется испугом на его лице. Ковенчук вернулся к сатирическому сюжету «Клопа» еще раз в 2013 году. Спустя 30 лет в серии шелкографий знакомые образы стали рафинированными и лаконичными, лишившись мелких деталей и текста. 

4.jpg  
Эскизы иллюстраций к пьесе Владимира Маяковского «Клоп». Фото автора

Кстати, приемы из авангардной графики появляются у Ковенчука неслучайно – он был знаком с этой традицией с самого детства. Дело в том, что его дедом был Николай Кульбин, который поддерживал Всеволода Мейерхольда и Михаила Матюшина в их театральных постанвках. Ковенчук будто бы унаследовал эту футуристическую любовь к балагану: на страницах «Клопа» фотомонтаж соседствует с плакатными приемами, шрифтовые гарнитуры с локальными цветами. Эти хлесткие сочетания – главная примета творческой неограниченности Ковенчука. 

Если сначала время проходит за постоянным сравнением разных версий одного сюжета, то попадая во второй зал, подбираешься вплотную к специфике книжной иллюстрации – здесь текст и изображение являются неразрывным целым. Это становится очевидным в макетах книг-дневников Ковенчука, которые он создавал после многочисленных путешествий – в Башкирию, Кузбасс, в северные нефтедобывающие районы и на БАМ. Он сам сочинял рассказы об увиденном, сам же их и иллюстрировал, едва ли не документальным языком. В некоторых макетах фрагменты машинописного текста вклеены на страницы в отведенные пропуски, окруженные красочными изображениями. Где-то текст только подразумевается – на его месте росчерком поставлены строки. Рассмотрев несколько десятков макетов, понимаешь, что художник с самого начала задумывал свои книги с двумя источниками образов – литературным, текстовым и визуальным, графическим. 

Рядом, в витрине - альбомы Ковенчука, посвященные его поездкам в Японию и западную Европу – Францию, Финляндию, Швецию, Англию, где он регулярно выставлялся и порой подолгу жил с 1980-х. Каждый разворот или обложка – это уверенные энергичные линии, которые уравнивают в значимости буквы и изображения в его путевых блокнотах.

5.jpg  
Макет книги «Из поездки на Кузбасс». Фото автора.

На выставке Ковенчука можно провести немало времени – за сопоставлением эскизов и изданного, за сличением поздних и ранних макетов, за «чтением» иллюстраций и воображением стоящими за ними сюжетными поворотами. Порой сложно смириться с тем, что эти работы сделаны одним автором: самые разные сюжеты и их визуальные решения объединяет только уверенность линии, которая не прерывалась вплоть до смерти художника в 2015 году.