| Ru | En | Подписка | 

Петербургский благотворительный фонд культуры и искусства «Про арте»
 Значек Vimeo 3.png Instagram.png  

Школа культурной журналистики

24.06.2016

Состояние «между» (арт)

Автор:  Карасева Наталья


Выставка «Где рай земной» в музее «Эрарта», 27.02-03.05

«Никогда не понимал эти лоджии. Они же всегда завалены барахлом» - комментирует один из посетителей работу Сергея Белова. В своей «Середине лета» московский живописец и вправду изображает захламленные лоджии панельной девятиэтажки. Это искреннее зрительское замечание можно соотнести со всей выставкой в целом. Перед нами крах утопии – повседневная реальность вопреки идеалистическим ожиданиям. Выставка «Где рай земной» в музее «Эрарта» избегает вопросительного знака в своем названии, намекая, что четко сформулированные ответы едва ли предполагаются.

Карасева 1.jpg 
 
Название “Где рай земной” задает необходимый ракурс для взгляда на современную ситуацию с реалистической и фигуративной живописью. Куратор Владимир Назанский снимает с себя обременительную ответственность давать определения и обобщать, подступаясь к явлению в роли повествователя собственного рассказа. “В отличии от недавних громких музейных проектов, посвященных реализму XXI века, данная выставка сосредоточена не на демонстрации ремесла как такого, а на осмыслении реальности современной России» - гласит кураторский текст. Подтверждение этому можно найти в своенравности Назанского относительно выбора художников: Назанский показывает вместе практически салонных не слишком известных Татьяну Стручкову и того же Белова вместе с успешными Александром Дашевским и Ильёй Гапоновым. Всё ради того, чтобы сложилась история. 

В основе кураторского рассказа – противопоставление. Идеальное против реального, греза против приземленности, сон против яви. Зритель то и дело мечется между двумя полюсами, осознавая, что подобные метания имманентны всей нашей жизни. 

После позднесоветских грязноватых лоджий Белова взгляд обращается к монументальным античным вратам Анастасии Заборовской (“Где рай земной”, 2014). Золотистые, будто залитые солнечным светом, они требуют звучания фанфар. По середине симметричного портика бежит строка “Где рай земной”. Все вместе это напоминает момент прекрасной грезы, когда связь с действительностью максимально тонка. Однако долго пребывать в мечтательном блаженстве не получится. Об этом напоминает соседнее полотно “Exit“: мол, всё, хватит, ваше время закончилось.  

И вправду, по возвращению обратно на землю нас ждут неблаговидные дорожные развязки (Highway, 2009), пустынные промзоны («Руины 2», 2015) и покинутые стройплощадки («Руины 1», 2015). Декадентские пространства Павла Отдельного безлюдны, и, видимо, не случайно: в поиске лучшей жизни душа требует эскапизма.

Карасева 2.jpg 
 
Желание, моргнув, очутиться на мгновенье в другом прекрасном мире стало темой живописи Вадима Леухина. В сознании утомленного летним зноем горожанина, устало смотрящего на перегретую мостовую (работа из серии «Мир детства», 2016), мерцают образы его самого, в детстве, бегающего то ли по дачной лужайке, то ли по прибрежному песку («Дети и море», 2015). И тут вас сразу же резко одергивают: жестким омоновским захватом или рьяными ударами гопников. Сюжеты живописи Елены Кулик – тривиальная городская жестокость, на которую проще закрыть глаза, чем что-то менять. 

Карасева 3.jpg 
 
Очевидно, история, которая разворачивается внутри выставки, прежде всего, существует внутри нас самих. Реалистичная по своей манере живопись граничит с реальностью самой жизни, изображая её отталкивающе простой и приземленной. Настолько, что для противовеса необходима пусть мнимая, но надежда на спасение. «Где рай земной» - это не вопрос и не утверждение, это некое «между», в котором, если задуматься, мы всегда прибываем. 

Дополнительный материал:

В 2015 году состоялось две крупных смотра современного отечественного реализма: выставка «Русский реализм XXI века» в Центральном музее современной истории России и «Россия. Реализм. XXI век” в Русском музее. Кроме похожих названий, в этих экспозициях пересекался и состав участников. Обе выставки стремились наглядно продемонстрирвоать возросший художественный интерес к фигуративному искусству, но в итоге вылились в “инвентаризацию” современного реализма без попытки анализа явления. 

Критик Анна Толстова о выставке в Русском музее: “Большие вопросы, с реализмом в истории и философии искусства обычно связанные, можно смело оставить за дверями, усвоив лишь, что реализм противоположен абстракции”.