| Ru | En | Подписка | 

Петербургский благотворительный фонд культуры и искусства «Про арте»
 Значек Vimeo 3.png Instagram.png  

Школа культурной журналистики

02.06.2015

Бог и прочие неприятности (литература)

Автор:  Бурова Мария


Эй Джей Джейкобс. «Год, прожитый по-библейски».
Год издания: 2013.
Издательство: «Манн, Иванов и Фербер».


Бурова5-1.jpg
Эй Джей Джейкобс – американец, писатель, журналист, а также великий экспериментатор. Лучшим месяцем в его жизни стала работа над статьей  про аутсорсинг: специально нанятые люди читали его сыну сказки, спорили с женой, отвечали на звонки и письма, пока он смотрел фильмы и читал книги в Индии. Худший месяц – месяц радикальной честности. Поворотным сам Джейкобс считает пока последнее добровольное испытание: 380 дней он следовал всем христианским правилам и руководствам, которых насчитывается почти 700. Первые восемь месяцев он следовал канонам Ветхого Завета, а оставшиеся четыре месяца отдал Новому Завету. 

Пожалуй, только колонизаторы Марса могут посоревноваться с ним в экстремальности своих деяний. Он остался на Земле и на полном серьезе, но не без юмора, попытался объяснить практическую и метафизическую необходимость библейских маст-хэвов. Зачем писать заповеди на косяках дома, трубить в рог в начале каждого месяца, бросать камни в прелюбодеев и иметь раба? Как можно не врать, не думать о других женщинах, творить добро везде и со всеми? Он обращает внимание не только на меню и гардероб канонического христианина, но и на поиск и поиск духовных источников силы. Можно ли узреть Истину и прожить праведной жизнью, если просто быть внимательным читателем и хорошим исполнителем? 

Нельзя сказать, что Джейкобс первый, кто решил найти ответы на эти вопросы. Традицию богоискательства и толкования священных текстов, совмещенную с разработкой правил как с этим Богом жить, наша литература генерировала столетиями. Все мы вышли из глубоко религиозного сознания Гоголя, изучили губительные последствия своеволия в Пятикнижие Достоевского, попытались понять новую «истинную религию» Толстого, но никогда еще не наблюдали за искателем христианской истины, живущим с нами в одно время и мыслящего в одних семантических категориях. 

У Эй Джея было несколько причин встать на эту праведную дорожку. Во-первых, такого раньше никто не делал – отличный сюжет для бестселлера. Во-вторых, это шанс самостоятельно заполнить «дыру в форме Бога». В-третьих, это выведение на чистую воду так популярного в Америке библейского буквализма. И вот в течение земного года Джейкобс подвергает свой свободный нью-йоркский образ жизни такими не самыми модными вещами как отращивание бороды в произвольном и хаотичном порядке, ношение total white look, бескомпромиссный отдых по субботам, запрет на касания с женой в течение нескольких дней каждого месяца, побивание сына розгами, кидание камней в прохожих-прелюбодеев.

Агностик Эй Джей даже пытался убедить себя, что Землю сотворили шесть тысяч лет назад. За этим последовало волшебное ощущение своей важности, ведь он больше не капля воды в океане Вселенной, а прожил весьма заметный промежуток человеческой истории. Не зря к самому финалу он называет себя агностик «благоговейный». И в его случае это совсем не оксюморон: «теперь я верю, что независимо от того, есть Бог или нет, существуют священные вещи». Да, он вернется к обычной жизни и ограничений станет чуть меньше, но легкая библейская щетина останется. 
 
Бурова5-2.jpg
Во время работы над книгой Джейкобс ведет разговоры о трактовке Писания с амишами, членами Еврейской Теологической семинарии Америки, астрофизиком-креацинистом (бывает и такое), Свидетелями Иеговыми и евреями-хасидами из Бруклина. 

 «Год, прожитый по-библейски» – это не Библия для чайников и не попытка доказать или опровергнуть Бога. Это в первую очередь история отношений Эй Джея с женой и сыном, с родителями, с коллегами и случайными прохожими в тот момент, когда жизнь уходит в крутое христианское пике. На данный момент, Джейкобсом успешно завершен самый правдивый эксперимент по внедрению библейского образа жизни в человека образца XXI века.