| Ru | En | Подписка | 

Петербургский благотворительный фонд культуры и искусства «Про арте»
 Значек Vimeo 3.png Instagram.png  

Школа культурной журналистики

25.08.2015

Про уродов и детей (театр)

Автор:  Кирпикова Маргарита


Спектакль «Толстая тетрадь», Пермский театр кукол, 
режиссер Александр Янушкевич, 2015 год


Пермский театр кукол продолжает наращивать количество спектаклей для взрослых в своем репертуаре. В конце мая состоялась премьера спектакля «Толстая тетрадь» по роману Аготы Кристоф.

«Толстую тетрадь», свое первое и самое известное произведение, Кристоф написала в 1986 году. Стилизованная под детский дневник история о том, как два ребенка во время войны (какой — прямо не говорится, но по некоторым деталям угадывается Вторая мировая) предоставлены самим себе и учатся выживать по изобретенным ими жутким правилам, была с восторгом принята критикой. Роман назвали «постницшеанским», а героев поставили в один ряд с главным героем «Жестяного барабана»  Гюнтера Грасса Оскаром Мацератом, немецким ребенком, который перестал расти в знак протеста против прихода к власти Гитлера.

И Мацерат, и близнецы Клаус и Лукас изучают изменившийся мир и приспосабливаются к его реалиям. Тот бьет в барабан, а у этих есть тетрадь, в которую они аккуратно записывают происходящее. Пишут о том, как мать отвезла их из Большого города (читай — Будапешта) в Маленький, находящийся на границе с другой страной (читай — Австрией), к бабушке (соседи зовут ее ведьмой, она зовет внуков сукиными детьми). О закаливании тела и духа по своей методике (голодовка, самоистязание, живодерство). О дружбе со слабоумной нимфоманкой. О совратившей их молодой служанке священника. О том, как они отправляют на смерть собственного отца, чтобы сбежать из города, оккупированного после войны «новыми иностранцами» (читай — советскими солдатами). 

С жестким материалом режиссер Александр Янушкевич обращается мягко и деликатно, а музыка белорусского композитора-минималиста Александра Литвиненко придает действию и вовсе сказочную тональность. Спектакль  интересен в первую очередь  тем, что демонстрирует новый для Пермского театра кукол подход: основные роли играют живые актеры, куклы и предметы — на подхвате. Решение Янушкевича вывести кукловодов из тени, начатый в «Нармахнаре», явно удался. 

Близнецы (их играют студенты 4 курса Пермской академии искусств и культуры Александр Шадрин и Дмитрий Костров) ловят в озере длинных белых рыб, сворачивают голову курице, ловят кота — и все сделанное из силикона, тряпок и папье-маше дрожит, вырывается из рук, кажется живым. Мы смотрим на все глазами близнецов — их взгляд, как взгляд любого ребенка, выхватывает яркие детали. На голове Надежды Гапоненко (мать) — огромная голова красивой куклы, на плечах Татьяны Смирновой (бабушка) намотана куча тряпок («бабушка никогда не переодевается» — говорят Клаус и Лукас), а ее лицо скрывается за маской жуткой древней ведьмы. Голову продавца в канцелярской лавке заменяет толстенный фолиант, страницы которого перелистываются, когда тот говорит. На голове Владимира Пенягина, играющего сапожника-еврея, огромная деревянная голова. Позже, когда в город приедет немецкий офицер, она будет разрублена топором, как полено. На самих себя Клаус и Лукас смотрят как бы со стороны — почти всегда в их руках две похожие на них маленькие куколки, чистенькие и пригожие, как они сами до  переезда к бабушке и начала ожесточенных экспериментов со своей выносливостью.

«Толстая тетрадь», вероятно, была призвана стать болезненным уколом, после которого сомнений в том, что Пермский театр кукол умеет делать спектакли для взрослых, не осталось бы ни у кого. Укол получился безболезненным — за исключением пары сцен его можно показать и ребенку — но сомнений не остается. 

Кирпикова 8-1.jpg
фото: Елена Ангальт
 
Клаус и Лукас смотрят на себя  как бы со стороны — почти всегда в их руках или рядом с ними две похожие на них маленькие куколки, чистенькие и пригожие, как они сами до  переезда к бабушке.

Кирпикова 8-2.jpg
фото: Елена Ангальт
 
Второстепенных персонажей вроде почтальона, который привозит денежные переводы от матери близнецов, играют куклы в человеческий рост. Точнее, играют ими актеры, играющие близнецов, — именно они приводят кукол в движение.

Кирпикова 8-3.jpg
фото: Елена Ангальт
 
Художник Татьяна Нерсисян создала удивительные образы, уродливые, но сказочные. Например, для того чтобы изобразить бабушку, которую соседи зовут ведьмой, она навешивает на плечи Татьяны Смирновой груду тряпья, навешивает на грудь маску жуткой древней ведьмы и дает в руки две кривые деревянные ручищи.


О писательнице
Агота Кристоф (1935-2011) родилась и выросла в Венгрии, позже переехала в Швейцарию, жила во Франции. Свои произведения писала на французском языке, которым овладела после тридцати лет. «Толстая тетрадь» — первая (и самая ошеломляющая) часть «Трилогии близнецов». Через год после выхода «Тетради» Кристоф написала «Доказательство», а в 1991 году — «Третью ложь», в которых уже повзрослевшие близнецы продолжают продираться сквозь повседневный кошмар.