| Ru | En | Подписка | 

Петербургский благотворительный фонд культуры и искусства «Про арте»
 Значек Vimeo 3.png Instagram.png  

Школа культурной журналистики

03.06.2015

Много крика (театр)

Автор:  Кирпикова Маргарита


«Согласный/Несогласный», 
Театр-Театр (Пермь), 
режиссер Андреас Мерц-Райков, 2014 год


Андреас Мерц-Райков в 2014-м году представил в Театре-Театре  постановку по Бертольту Брехту с музыкой Курта Вайля, исполняемой прямо на сцене, и с зонгами. В ее основу лег текст о сложности морального выбора, но в итоге получилась история о сложности выстраивания отношений между зрителем и актером.

«Согласный/Несогласный» — спектакль по двум дидактическим пьесам, написанным Брехтом в 1930-м году с небольшим интервалом. «Согласный»  основан на событиях японской пьесы XVI-го века. В деревне бушует эпидемия некой болезни. Учитель возглавляет экспедицию за лекарством. Мальчик, мать которого больна, упрашивает взять его, а по дороге заболевает. Остальные участники похода спрашивают, в соответствии с существующим обычаем, согласен ли он быть сброшенным со скалы, чтобы остальные могли продолжить путь, или хочет, чтобы его отнесли обратно. Согласно обычаю, выбора у мальчика нет, и его убивают. Позже Брехт написал «Несогласного», отличающегося лишь финалом: мальчик не соглашается, и участники похода понимают: обычаи нужно менять. Брехт не планировал изначально второй вариант развития событий — его он дописал после того, как посмотревшие постановку «Согласного» зрители начали возмущаться.

Спектакль длится чуть меньше часа, и все это время зритель находится под действием бури и натиска. Основной их голос — Михаил Чуднов, играющий учителя. Для Чуднова привычно наступление на зрителя : он всегда устремлен в зал, всегда немного вне своего героя. Добавить от себя несколько слов сверх текста роли, экспромтом, не переводя свой монолог в комедийный стендап, — его излюбленная манера. Мерц-Райков доводит ее до крайности: Чуднов с первой же репликой едва не бросается на публику. Он кричит, краснеет и покрывается испариной, — как нервный учитель, уставший объяснять отстающим ученикам прописные истины. За ним по пятам грозно стучат каблуками школьницы-валькирии — громко повторяют хором его фразы, теснят сидящих на первом ряду, рисуют мелом схему убийства, объясняют его целесообразность, а позже почти с той же экспрессией радуются возможности его избежать. 

От чрезмерных усилий, которые прилагают актеры, создается впечатление, будто пресловутая «четвертая стена» между ними и зрителем, о необходимости разрушения которой говорил Брехт, настолько крепкая, что пробить ее невозможно. Кажется, что контакта со зрителем нет. Будет мальчик спасен или его больной маме останется лишь обнять его ботинки — зрителю, кажется, уже все равно, лишь бы прекратилось это бесконечное повторение («Многие говорят «да», но, тем не менее, не соглашаются. Многих не спрашивают, а многие соглашаются с тем, что неверно. Поэтому важнее всего каждому научиться соглашаться»), беготня и крик. Однако это говорит о том, что пьеса сыграна хорошо. 

Когда мы вынуждены принимать неприятное решение, хочется дистанцироваться от ситуации. Разыгрываемая на сцене ситуация выбора между совестью и законом максимально неприятна для ее участников. То, что режиссеру удалось передать зрителю это тягостное ощущение несвободы, неуверенности в свобственном мнении и желание избежать делать выбор вообще, — пожалуй, самое главное в спектакле. Ведь главная задача актера в дидактическом театре — понять мехаизмы, по которым действует его персонаж, и передать это понимание зрителю. 

Кирпикова5-1.jpg
 «Согласный/Несогласный» Андреаса Мерц-Райкова — «музейный» Брехт: с музыкой Курта Вайля, исполняемой прямо на сцене, с зонгами, с дидактикой.
  
Кирпикова5-2.jpg
От усилий, которые прилагают актеры, создается впечатление, будто пресловутая «четвертая стена» между ними и зрителем, о необходимости разрушения которой говорил Брехт, настолько крепкая, что пробить ее невозможно.

Кирпикова5-3.jpg
«Согласный/Несогласный» — спектакль бури и натиска. Основной голос бури — Михаил Чуднов, играющий учителя, голоса дополнительные — две школьницы, изображающие участников похода (Ольга Павлова и Юлия Захаркина).


Прямая речь режиссера
«Дидактические пьесы написаны прежде всего для того, чтобы, люди, непрофессиональные актеры, могли играя, получить опыт разрешения конкретного основополагающего вопроса. Исполняя разные роли, они ставят себя на место разных персонажей и тем самым понимают их различные интересы и механизм принятия решений в целом. А вторым этапом они будут делиться своими опытом со зрителями, исполняя пьесу.
Для того чтобы зритель это понял, необходим очень живой и «прямой» вид театра, нацеленный на зрителя. Таким образом, театр происходит в тот самый момент, когда играется спектакль, когда происходит непосредственное общение между сценой и зрительным залом. Основная задача в том, чтобы зритель понял, какие решения принимает каждый из персонажей и почему» (из интервью Андреаса Мерц-Райкова пермскому журналу «Горчица», апрель 2014 года).

Пьесы
Обе пьесы специально для пермского театра перевела на русский язык супруга режиссера Екатерина Райкова-Мерц, театральный переводчик. Она же дописала соединяющую их сцену, в которой мать мальчика принимает у себя вернувшихся участников похода, получает от них вместо сына его ботинки и, прижимая их к груди, восклицает: «Не согласна!». 

О режиссере
Андреас Мерц-Райков изучал драматургию в Университете Людвига-Максимилиана и в Баварской театральной академии в Мюнхене, театральную режиссуру в Высшей школе музыкального, театрального и изобразительного искусства «Моцартеум» в Зальцбурге. Работал ассистентом режиссера в Баварском драматическом театре в Мюнхене, ассистентом Франка Касторфа в театре «Фольксбюне. При поддержке Немецкого культурного центра им. Гете, проводил мастер-классы актерского мастерства и осуществлял постановки уличных театров в ряде городов России, Беларуси, Украине и Казахстане. В репертуаре пермского Театра-Театра два спектакля Мерц-Райкова: «Согласный/Несогласный» (малая сцена) и «Ричард III» (главная сцена).