| Ru | En | Подписка | 

Петербургский благотворительный фонд культуры и искусства «Про арте»
 Значек Vimeo 3.png Instagram.png  

Школа культурной журналистики

26.10.2015

Повелители мук (кино)

Автор:  Ханчин Дмитрий


«Охота», Томас Винтерберг, 
Дания, 2012

Кино учит нас тому, что самые страшные и гнусные вещи творятся в маленьких, идиллических с виду населенных пунктах: «Твин Пикс», «Типа крутые легавые», «Груз 200» – три разных, но одинаково подходящих примера. Вот и датчанин Томас Винтерберг тоже поместил действие своего фильма «Охота» в маленькую скандинавскую деревушку, где все друг друга знают. Один из жителей этой деревни – Лукас, добропорядочный христианин и просто славный малый. Он пытается оправиться после развода и работает воспитателем в детском саду. Дела идут неплохо: друзья ему рады, симпатичная коллега из детсада оказывает знаки внимания , сын собирается к нему переехать. Но все рушится, когда маленькая дочка друга врет директрисе, что Лукас ее домогался. Невнятный лепет четырехлетнего ребенка общественность принимает за непреложную истину, и вчерашние друзья открывают на героя охоту. Причем масштаб травли только возрастает, когда суд признает невиновность героя: если сначала разбивали окна, то теперь бьют по лицу.

Ханчин 16-1.jpg
 
В «Охоте», своей восьмой полнометражной работе, Винтерберг возвращается к тому, с чего начинал – больше всего этот фильм напоминает «Торжество», раннюю ленту режиссера и первую, снятый в рамках проекта «Догмы 95». Обе картины – коллективные портреты общества, впавшего в истерику. Только если в «Торжестве» в центре скандала оказался настоящий подонок, то главный герой «Охоты» подчеркнуто безвинен. Эту роль мощно отыгрывает главная датская кинозвезда Мадс Миккельсен, которого гораздо чаще можно увидеть в злодейском амплуа. Его Лукас – тихий, интеллигентный человек, загнанный в угол, доведенный до крайности, но до последнего верящий в людей. Пронзительный взгляд, который он бросает на своего бывшего друга в кульминационной сцене фильма – вероятно, одна из вершин актерской игры.

Ханчин 16-2.jpg
 
Предельно просто снятая, «Охота», тем не менее, ставит перед зрителем совсем непростые вопросы. С одной стороны, это неприглядная и очень правдивая картина общества, члены которого с готовностью теряют человеческий облик и опускаются до первобытного уровня, общества, готового осуждать, не разобравшись в проблеме. С другой, речь идет не об оскорблении чувств верующих или еще какой надуманной проблеме, на которые так остро реагируют россияне. Речь идет о педофилии, и если бы слова девочки оказались правдивыми, то такая реакция со стороны, по крайней мере, родителей, была бы справедливой. Опять же, истерия вокруг этой проблемы в наше время все сильнее напоминает охоту на ведьм, ровно такую же, как в фильме. Так что маленькую датскую деревушку и ее жителей можно считать метафорой всего нашего якобы цивилизованного мира.

Лукас – лакмусовая бумажка, при столкновении с ним цивилизованное общество показывает, какие демоны скрываются за фасадом благополучия. Схожую функцию выполняла Грейс в фильме «Догвиль». Но фильм Винтерберга, конечно, не претендует на философскую глубину и библейский размах, какой был в триеровском шедевре. «Охота» ближе к публицистике, это острое высказывание животрепещущую тему, которая за три года с момента выхода этого фильма стала только более актуальной.


Дополнительные материалы
Томас Винтерберг: «Это фильм про паранойю родительства. Будучи сам отцом, я понимаю агрессивность родителей в желании защитить своего ребенка, понимаю страх, как бы с твоим ребенком чего не случилось. Папа маленькой девочки, которая стала причиной скандала, верит безоговорочно детской фантазии, потому что думает, что он знает свою дочь. Девочка ведь не то чтобыРАЗДЕЛЬНО   сознательно врет, она говорит вещи типа «у воспитателя есть пенис». Лгуньей она становится, когда пытается фантазировать дальше, чтобы соответствовать ожиданиям взрослых, задающих ей наводящие вопросы. Да, в наше время многие дети действительно подвергаются домогательствам, и мне больно это сознавать. Но эта история о невиновном, о жизни, разрушенной в результате того, что кто-то не сумел отличить правду от фантазии» (с) из интервью журналу «Однако», 29 мая 2012 http://www.odnako.org/almanac/material/tomas-vinterberg-ya-bi-na-meste-geroya-nachal-dratsya-gorazdo-ranshe/